07.09.2021 Поздравляем Джека Харкнесса с посвящением в модераторы! По всем вопросам, касающимся Торчвуда, обращаться к нему.

30.08.2021 Внимание! ПЕРЕКЛИЧКА. Отметиться можно до 05.09.21 включительно.

25.08.2021 Постописцы и постописки! Предлагаем вам заглянуть в Пыточный теремок, простоит он до 25.09.21 включительно.

17.08.2021 Сходка вышла ламповая и весёлая. Всем спасибо! :)

03.08.2021 Поздравляем Девятого Доктора с посвящением в модераторы! На середину августа запланирована сходка в Москве. Чем больше народу, тем докторхуё... кхм, хувианистей. А ещё мы перезапускаем Кино-тайми-вайми.

30.06.2021 Подведены итоги Бананокрадской лотереи. Четырёхкратное "Ура!" всем участникам!

01.06.2021 Проводится Бананокрадская лотерея с 01.06 по 30.06! Не пропустите!

01.05.2021 Обновили шаблон анкеты и хронологию. Не забудьте ознакомиться.

27.03.2021 Ура! У нас новый дизайн! Все важные ссылки переехали в таблицу форума: изображение далеков - навигация.

20.03.2021 Поздравляем! Первая перекличка на форуме. Просим отметиться желающих вести игру!

14.03.2021 Форуму месяц! В честь этого мы создали группу в ВК, где мы будем делиться тем, что нас вдохновляет.

16.02.2021 Открыта запись в сюжетные квесты.

16.02.2021 Да начнётся игра! В основной вселенной хронология событий ведётся с августа 2019, в параллельной - с августа 2021.

13.02.2021 ПОЗДРАВЛЯЕМ! Форум открыт и доступен для регистрации. Мы с нетерпением ждём новых игроков!
Всё что помнит Люси — звон в ушах и онемение в кончиках пальцев, оставшееся после зажатия спускового крючка. То чувство, когда из оружия в твоих руках вылетает пуля, проносясь решающие несколько метров, определяющих их судьбу в совсем иное русло. Но иначе она просто не могла.
— Собираешься оставить меня себе? — Что такого было в интонациях Гарри? А в словах Доктора? Что-то такое, больно резанувшее по сердцу, всколыхнувшее злость. Даже не злость — ярость. Как. Он. Посмел? Как смел этот... Это существо, которое ещё несколько минут назад было уродцем в палатке, сказать такое? Как он мог претендовать заполучить её Гарри?
А как она могла произнести его имя вместе со всеми? Далее...

Doctor Who, or There and Back Again

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who, or There and Back Again » Квесты » Death's Door [10/08/2019]


Death's Door [10/08/2019]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Death's Door
закрытый

https://i.imgur.com/4Bp9rf0.jpg
"Are in the fire on your dying day.
So call me now and tell me that you're home."

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ

МЕСТО

Hecuba, Tenth Doctor, Jenny, TARDIS

10 августа 2019, потом 900 год Средневековой Англии.

Старая добрая Англия

СЮЖЕТ: Доктора вырывает из его времени и он оказывается в 2019 году. Он чувствует, что с миром что-то не так и нужно выяснить причину, устранить ее. Но он никак не ожидал снова встретиться со своей дочерью, которая приносит ему плохие вести.
Осознав, что метакризис всему виной, Доктор приходит в ярость, но не успевает ничего сделать, так как вся компания проваливается из-за ТАРДИС и ее сюрпризов в виде новенького передвижного корпуса в Средневековую Англию, где ходят слухи о неких драконах, что пожирают людей...
Доктору и компании нужно исправить причину появления жнеца и вернуться домой, закрыв за собой трещину.
РЕЗУЛЬТАТ ИГРЫ: вероятно, закончится плохо. В процессе.

+3

2

Гекубе было скучно. Опять. Снова. Бесконечно. Невероятно. Тоскливо. СКУЧНО!!!
Новая Вселенная, в которую ей удалось просочиться через небольшую трещинку в пространстве из своей собственной временной петли, оказалась ничуть не лучше этой самой злополучной петли: здесь не происходило ничего нового, уникального и забавного. Пару часов Гекуба попритворялась богиней Гекатой в Древней Греции, несколько часов развлекалась с каким-то диким племенем. Кажется, оно звалось майя. Хотя кому какое дело, ведь в итоге они ей тоже наскучили, несмотря на кровавое представление, которое устроили в ее честь. Это было мило, но не оригинально. Гекуба не любила таких диких жертвоприношений, гораздо интереснее было заманить жертву в ловушку, заставить барахтаться в сетях надежды, заранее зная, что все старания абсолютно бесполезны, а исход уже давно предрешен.
Гекубе было скучно.
Буйная радость от освобождения, которую она испытывала поначалу, плавно перетекла в привычную скуку и обиду. Да-да, обиду! Она все еще помнила о перехитрившем ее Докторе и мечтала ему отомстить, заставить его страдать, видя, как гибнет то, что ему дорого.
- Говорят, ты любишь Землю? – разговаривая с воображаемым противником, хищно улыбаясь, произносила Гекуба. – Посмотрим, что ты сделаешь, когда она исчезнет. Сможешь ли ты спасти мир твоих спутников или он обречен? Я устрою красивую пьесу специально для тебя. Я даже не буду тебе мешать. Тебе ведь тоже должно быть скучно, не так ли? Повеселись, Доктор. Выигрышем будет твоя любимая планета. И почему ты выбрал именно ее? Из-за людей? Из-за людей, Доктор? Что ты сделаешь, если их не станет?
Она громко рассмеялась, откинув голову назад и широко открывая рот, так что были видны ее белоснежные, словно с рекламы лучшего стоматолога, зубы.
- Ты такой смешной малыш. Я покажу тебе историю с мертвым королем, его сыном, внуком и бесконечной путаницей.
Все еще заливисто хохоча, она переместилась в средневековую Британию, вихрем промчалась по двум столетиям, переставляя местами правителей, путая, путая, путая.

899 год н. э. умирает Альфред Великий. 900 год на его престол должен взойти Эдуард Старший, но что поделать, если это не он, а его сын Этельвирд, которого младенцем поменяла местами в люльках с отцом. 877 год в люльке Эдуарда лежит его сын. 904 год в люльке Этельвирда мирно спит его новорожденный отец.
А Гекуба веселится, гадая, в каком году сломается время, когда появятся жнецы, если неправильных точек сразу две.
Наконец, она замечает первого жнеца в 900 году и довольно улыбается, плачет от счастья, покрывает поцелуями поверхность механических часов, к которым когда-то давно была привязана жизнь второй регенерации ненавистно любимого Доктора. На крышке часов алыми разводами остаются следы ее губной помады.
- Доктор, поиграем? – нежно шепчет она, проводя ногтем по циферблату, оставляя на нем выжженную букву «H». – Мой милый мальчик, малыш, такой сообразительный и отважный, - воркует она, осторожно вынимая из стены церкви, в которой должна пройти коронация Эдуарда-Этельвирда (кто же теперь поймет, как правильно его называть?), камень и укладывая в нишу часы, а потом вновь задвигая камень, который теперь немного выступает.
- Ты же найдешь их, Доктор? Мою подпись найдешь?
Смеясь она растворяется в воздухе.

+4

3

Будка приземлилась на узкой улице с тупиком. Доктор не зря выбрал это место, потому что будет не так много желающих сократить путь через эту улицу, ибо прохода тут нет и делать тут нечего, кроме как, может быть, от скуки нарваться на неприятности, которые и так у таймлорда переваливали через край в буквальном, практически, смысле, начиная от страшной отсрочки дня его “ухода”, заканчивая тем, что ТАРДИС сегодня просто взбеленилась и отказывалась сдвигаться с места, нервно моргая лампочками и издавая недовольные трели.

Доктор понимал, что всему виной некое колебание во времени и пространстве, сравнимое с сильным землетрясением и теперь везде, куда бы он не пошел, в воздухе чувствовалась нерешаемая опасность, поэтому он сидел на полу, мрачный, выливая крепкий черный чай на пол ТАРДИС, помня, что ему один раз это помогло очнуться. Может, Будке просто станет лучше, а может где-нибудь закоротит оголенные провода и останутся они так вдвоем на тесной улице, раздавленные чувством вины.

- Сейчас две тысячи девятнадцатый год, а я понятия не имею, что тут забыл и почему не регенерировал, как было положено. Я вижу, что ты страдаешь от происходящего, я вижу, что тебе больно, но чем я могу помочь?! Это не стукнуть гаечным ключом об панель!
Вскочив на ноги, Доктора сцепил руки на затылке и прошелся из стороны в сторону, продолжая позволять крепкому чаю протекать через решетчатый пол ТАРДИС. Остановившись, он сильнее растрепал себе волосы, демонстрируя одиночеству нервно-паническое состояние, потому что впервые не мог решить ситуацию за минуту, час-два, о нескольких секундах даже нельзя было мечтать.

Ощущение тупика давило и тупиковая улица давила, а кирпичная стена, в которую Доктор разок врезал кулаком, тоже никак не повлияла на ход его мыслей, только костяшки пальцев немного ныли, хотя следы удара исчезли спустя время. Он ощущал себя в клетке, будто его сердца замерли одновременно, а его существование - это однотонное колебание стрелки между минутами.

+3

4

Иногда Дженни везло, но только иногда. Обычно ее дни походили на что-то среднее между апокалипсисом и его катастрофическими последствиями. Наверное, это происходило потому, что мир вокруг знал о наставлении, которое невольно дал ей Доктор, и теперь проверял девушку на прочность, требуя соблюдения заветов отца. Галлифрейка почти каждый день кого-то спасала, кому-то помогала, ну, или хотя бы пыталась. Порой это ее утомляло настолько сильно, что хотелось все бросить и заняться чем-то мирным и безопасным, например, разведением овец на альпийских лугах. Один раз она даже попробовала сменить сферу деятельности и целых три дня проработала в цветочной оранжерее, но потом букеты ей наскучили, так что она вновь вернулась к семейному делу.
Вселенная нуждалась в героях. Если бы это было не так, то расы не слагали легенды о защитниках и не выдумывали сказки о мудрых существах, способных в один миг уладить любую проблему.
Дженни нравилось быть нужной, чувствовать себя значимой, это наполняло ее жизнь смыслом, но даже ей иногда требовалась помощь Доктора.
Допустим, прямо сейчас, потому что она не имела ни малейшего представления о том, что делать с этими дырами-трещинами, которые открыл гибрид ее отца из параллельной вселенной, случайно взорвав ТАРДИС. Как такое вообще было возможно? Уничтожение ТТ-капсулы казалось чем-то невероятным и настолько неправдоподобным, что девушка приняла это все за глупую шутку. Наверное, она не поверила бы словам своего брата (или кем там приходился ей Джон Смит), если бы не монстры, появлявшиеся на Земле в таком количестве, словно над планетой кто-то перевернул вверх тормашками коробку с ними.
Ситуация становилась все опаснее, а будущее не предвещало ничего хорошего, даже несмотря на весь оптимизм Дженни.
Доктор! Вселенной срочно нужен был Доктор! А он почему-то не отвечал на сообщения. Дженни надеялась, что это из-за проблем со связью, вызванной появлением трещин, а не потому, что с ее отцом случилось что-то плохое. Она старательно гнала от себя мысли о дурном, но они все равно нет-нет да просачивались в ее сознание.
Стараясь не поддаваться панике, девушка патрулировала улицы Лондона, взяв на себя обязанности по их защите до того момента, как появится Доктор.
Честно говоря, совершая обход, она с надеждой оглядывала каждую улочку – не стоит ли где знакомая синяя будка.
И вот ей наконец-то повезло. В грязном тупике она заметила ТАРДИС, а рядом с ней и Доктора, выглядевшего недовольным.
- Папа! – облегченно вздохнув, заорала Дженни, опрометью кинувшись к отцу. – Папа! Ты уже все знаешь? Нейтан, твой… эээ… сын взорвал ТАРДИС, когда пытался ее вырастить. Его выбросило в наш мир. И не только его. Папа! А почему ты мне не сказал, что у меня есть брат? – она врезалась в Доктора и повисла на нем, обхватив руками его шею. Ей очень нравилось обниматься, так что они никогда не упускала такой возможности.

Отредактировано Jenny (2021-04-21 22:39:21)

+3

5

Доктор сначала не понял, что в него врезалось с такой силой, а потом, увидев светлую макушку и почувствовав, как сейчас из него полезут все органы из-за объятий, осознал, что это была Дженни, которая когда-то умерла на его руках, но потом он вновь встретил ее на просторах Вселенной, чему был несказанно рад, даже несмотря на то, что именно она оказалась тем, кто уводил у Доктора из-под носа его работу и выполняла так, что Доктору приходилось много чего исправлять за ней.
И сейчас он был ей рад, но это чувство быстро захлестнула горечь, а потом накрыл гнев от услышанных слов. Доктор даже поздороваться забыл и спросить как у дочери дела, когда услышал имя метакризиса и что именно из-за него теперь вся Вселенная перевернулась с ног на голову.
- Что? - Вопрос был больше риторическим, он не желал переслушивать рассказ, ему было достаточно этого короткого описания произошедшего, чтобы все понять и осознать, какую большую ошибку допустил не только метакризис, но и сам Доктор, когда решил подарить росток ТАРДИС, надеясь, что из этого непутевого клона выйдет что-то хорошее.

Закрыв лицо ладонями, он отвернулся от дочери, очень грубо освободившись из ее объятий, а потом уперся рукой об кирпичную стену и наклонился слегка вниз, справляясь с ощущением тошноты и желанием просто влететь в Будку и свалить отсюда к чертовой матери как можно дальше, лишь бы не пересекаться со своей же копией. Он не зря его оставил в другой Вселенной, мета просто бы путался под ногами и раздражал, а еще, получается, он бросил Розу одну, ведь Дженни о ней ни слова не сказала…
И в этот миг в голову пришли страшные мысли о том, что Роза могла умереть из-за случившегося, что мета пришел сюда, чтобы сказать еще и об этом.
- Он не упоминал Розу...девушку?! Возлюбленную… Не упоминал?!

Бросив яростный взгляд, таймлорд кивнул на ТАРДИС:
- Заходи и больше не спрашивай меня о нем! Потом найдем клона и я вытрясу из него все до крохотной формулы, даже узнаю, как часто ему приходилось чистить зубы и не забывать об этом, а потом…
А что будет потом, Доктор озвучивать не стал, ему хотелось ядовито выплеснуть свое желание открутить клону голову за попытку вырастить ТАРДИС, видимо, каким-то нестандартным способом, раз произошло такое.

+3

6

Гнев и возмущение отца были понятны и ожидаемы, но Дженни все равно почувствовала легкий укол разочарования. Доктор долгое время прятал от нее Нейтана, а теперь вместо того, чтобы все объяснить, не хотел о нем говорить, словно тот был проклятым или чумным. Да, Мета-Кризис серьезно ошибся, но ведь все ошибаются, а брат у нее был только один и чудесного появления другого в ближайшем будущем не предвиделось, если только отец не скрывал от нее еще каких-нибудь своих детей. Вообще, что за манера такая, не рассказывать братьям и сестрам о существовании друг друга?! Это было жестоко и несправедливо. Большая семья – это звучало так завораживающе многообещающе, а он лишал ее этого, лишал семейных праздников, разговоров и всяких там дел, которыми обычно занимаются родственники, собравшись все вместе. Они, например, могли бы спасать планеты. Это было бы так чудесно!
Галлифрейка обиженно насупилась, но произносить свои мысли вслух не стала, опасаясь отблесков гнева Доктора. Нужно было немного подождать, а потом осторожно все выведать деталь за деталью, по крупицам собирая картину произошедшего.
- Девушку? – недоуменно переспросила Дженни, подозрительно глядя на Доктора. – Нет, он о ней ничего не говорил. Возлюбленная? – она покраснела, побледнела и вновь покраснела. – Папа! Нейтан женат, да? – тихо выдохнула она, шокированная внезапной догадкой. То, что ее младший брат мог создать с кем-то пару казалось невероятным, потому что она сама ни о каких романтических отношениях всерьез не задумывалась, а потому как же это могло случиться с Мета-Кризисом?
- Ну, почему ты ничего мне рассказывал? – вновь жалобно произнесла галлифрейка, не смотря на запрет отца задавать вопросы.
Она послушно проследовала за Доктором к ТАРДИС, одолеваемая одновременно любопытством, обидой и желанием, не замолкая ни на мгновение, говорить-говорить-говорить, пока все-все ни узнает о своем новом брате.
Слово «клон» неприятно резануло слух, и Дженни недовольно поморщилась. Если подумать, то она и сама была жалкой копией и не совсем настоящим существом. Доктор и Донна сказали ей это в первый же ее день жизни. Мета-Кризису тоже такое название вряд ли могло понравиться.
- Не говори о нем так. Он живой. Он наш, - тихо возмутилась девушка. – И вообще… что ты собираешься теперь делать?

Отредактировано Jenny (2021-04-23 21:13:59)

+3

7

Все это казалось чем-то странным и неправильным. ТАРДИС ощущала хаос во вселенной и боль, всеобъемлющую, рвущую все ее естество на части, бьющую с каждого момента во времени и с каждой точки в пространстве. Такого не могло быть, просто не могло. Это неправильно. Но она чувствовала эту боль, СВОЮ боль и в то же время совершенно чужую. Она истошно мигала датчиками на панели управления, отключалась, снова вспыхивала и замирала, кажется, одновременно всеми своими воплощениями, пока не смогла в точности определить, откуда исходит эта раздирающая боль и истошный беззвучный крик. Она поняла. Это была она сама, это была ее боль, да, но не здесь и сейчас, не тогда и не там. Источник этой боли был за гранью этой вселенной. Она словно умирала где-то там, раз за разом, и никто не спешил это исправить. Или это была вовсе не она? Она не понимала. Почему она всегда приглядывала за спутниками Доктора, за ним самим, а он не чувствовал, что с ней самой что-то не так? Где он? Где? От этой иррациональной боли она не могла сосредоточиться и воззвать к своему нерадивому вору. Она блуждала по всем комнатам сразу, стараясь обнаружить пропавшего галлифрейца, но сознание рассеивалось и приходилось начинать сначала. Комната за комнатой, коридор за коридором, она отчаянно пыталась найти, но поняла, что больше ждать не может, ей самой нужно было что-то сделать. Исправить то, что стряслось там, за завесой, за открывшейся брешью. Все силы ТАРДИС бросила на то, чтоб метнуться в одну из множества комнат, куда ее вор не заходил уже многие-многие годы, просто потеряв из виду. И как он только еще не заплутал в этих коридорах, будучи столь беспечным и рассеянным? Искать. Ей нужно было найти для себя подходящий сосуд. Должно получиться. Хотя бы на какое-то время. Она ведь уже это делала, не по своей воле, конечно, но перемещала твою матрицу в человеческое тело. Что-то подходящее точно должно быть на борту. И ведь взаправду!
В темной комнате, вдоль стен которой стояли длинные шкафы со всеми возможными артефактами из самых разных времен, где были сваленные кучей вещи, совершенно не сочетающиеся по эпохе и цвету, - именно в этом хаосе лежало безжизненное тело. Кукла. Андроид. ТАРДИС устремилась туда из последних сил и…
Огоньки на приборной панели погасли; схлопнулся, словно в вакууме, весь звук; весь корабль погрузился в тишину и пустоту на мучительно длинные мгновения. А затем все вокруг снова стало оживать. Медленно, датчик за датчиком, консоль вспыхивала тусклым светом, а в одной из далеких темных комнат продолжало лежать неподвижно тело андроида.

Протоколы запущены. Анализ данных. Ошибка синхронизации. Ошибка… Ошибка… Ошибка… Идентификация. Анализирую…

Время, пускай его лоскутами рвало на части, все еще было ей подвластно. Она это осознавала, но не могла осознать себя в пространстве. Тардис направила себя вместе со всей тт-капсулой в тот момент времени, в котором ощутила присутствие виновника происходящего. Так ей казалось. Но могла ли она в полной мере доверять сейчас своим ощущениям, когда внутри творился полный хаос? Перед глазами фокус рассеивался, Тардис видела женские руки перед собой, видела приборную панель, видела, как пальцы перемещаются по нужным кнопкам, безошибочно тянут необходимые рычаги, и в то же время она наблюдала это совсем со стороны. Не получалось до конца синхронизироваться с новым корпусом. Но вот капсула мягко переместилась в пространстве и материализовалась в нужном месте. Приборная панель замигала, снова вспыхнула мягким светом и успокоилась. Нужно было найти Доктора… Девушка выглянула на улицу, сощурилась от яркого солнца и успела выхватить неподалеку знакомый силуэт будки, почти ровно такой же, что ей удалось ювелирно припарковать секундой ранее в тихом проулке. Их разделяли всего пара минут и несколько десятков метров.

Двери со скрипом открылись от того, что их потянули на себя. Сразу чувствовалось, что Ее вор пренебрегал табличкой на входе всеми силами, даже петли уже начали жаловаться на эту несправедливость. Взгляд светлых глаз скользнул по помещению консольной и зрительный модуль безошибочно выхватил две напряженные фигуры - хрупкую девичью, волосы забраны в тугой хвостик, состояние неоднозначное, приподнятое, удрученное и возмущенное одновременно, судя по данным, что удалось считать за столь короткий миг. И длинную мужскую, напряженную, с вихрастой непослушной шевелюрой, с плохо скрытым на лице отпечатком недавно охватившей его ярости. О, Тардис отлично знала это выражение лица, она…помнила? Как же сложно понимать себя теперь. И обе эти фигуры непонимающе оглянулись на названную гостью, прервавшую их разговор.
Ты… Ты!
Выдохнула девушка шумно, дернув головой с непослушной копной рыжих кудрей. Дверь за ней закрылась сразу же, стоило переступить порог, и в несколько шагов Тардис преодолела разделяющее ее с галлифрейцем расстояние. Гостью совершенно не смущала абсолютно озадаченная юная блондинка. Дженни… Точно, ее звали Дженни, она помнила, знала ее, потому что так или иначе стала причиной ее появления.
Женская рука пихнула Доктора в грудь, отталкивая к консоли. Тардис выглядела возмущенно, нет, взбешено. Она была рыжей фурией сейчас. Еще один толчок, еще ближе к приборной панели, где зло мигнули датчики и сразу же потухли.
ТЫ! Ты вообще понимаешь, что ты натворил?! Что…нет…не ты… не ты… он… Разве ты не чувствуешь? Ты не чувствуешь ничего? — Она вдруг порывисто схватила Доктора за руку и прижала к своей груди, туда, где должно было быть сердце, но девушка не знала, есть ли оно у нее, она просто знала, что здесь, как и во всем ее естестве, возникающие аномалии отзывались ноющей болью. — Внутри все рвется на части… Время, пространство, я. Ошибка… Ошибка синхронизации. — Тардис прерывисто-кукольно мотнула рыжей головой, стараясь вернуть мысли в порядок, и взгляд, вновь наполнившийся раздраженным осознанием, зацепился за следы пролитого чая. — Да сколько можно? Ты снова это сделал! Зачем ты снова льешь на решетку чай? Меня же, ее же… Там же замкнет все скоро! Ты невыносим! Дженни, почему ты…
Все датчики снова замигали и Тардис сжала виски ладонями от гула, что издавала ее прошлая страдающая в этом моменте оболочка, точно так же ощущавшая хаос вокруг.
Вы ведь видите… слышите… Доктор..., - голос сел до сдавленного шепота, речевой модуль выдал помехи.
ТАРДИС вдруг загудела еще громче, словно усиливаясь в своих страданиях от появления своей будущей «регенерации», издавая странные, даже страшные звуки, скрежет, после чего резко затихла, словно звук просто вырезали из пространства острым скальпелем умелого хирурга. Такой спокойной и тихой тт-капсула не была, пожалуй, никогда. Все датчики мягко и ровно мигали, подсвечивая поочередно кнопки, выводя с глухим щелчком координаты на панели. Будка просто взяла и переместилась, поддаваясь чужому (или все же своему?) порыву, оказываясь в 900 году, в Средневековой Англии. Панель продолжала призывно мигать, привлекая внимание к красному тревожному свету, сокрытому в небольшом датчике. Здесь что-то было не так. Нет, не так было все…

+5

8

Зря он проболтал подробности, Дженни теперь с него с расспросами про метакризис не слезет, но, Доктор обязательно придумает, как увильнуть от ответов. Стыдно, конечно, поступать с Дженни подобным образом, но у него не было никакого желания рассказывать о метакризисе и его счастливой жизни в параллельной вселенной, где была Роуз.
Понурив голову, чтобы скрыть печаль в глазах, он толкнул дочь в Будку :
- Дженни, каким бы живым он не был, нам нужно его найти и все узнать. Мне нужно найти. Очень жаль, что ты не привела ко мне этого кре...Нейтан? О, небеса. Короче, вопросы потом, все потом. И да, все верно - что теперь я буду делать? Как обычно - импровизировать!

Не успев закрыть дверцы за собой, его испугал до легкого прыжка на тощих ногах женский голос. Обернувшись, Доктор увидел перед собой рыжеволосую красивую женщину, она явно не была удивлена тем, что внутри обычной полицейской будки находится огромная комната со всякими странными механизмами и необычными звуками, а еще рыжеволосая была чертовски зла и Доктор это видел по глазам, а потом ощутил грудью и поясницей, когда больно врезался в панель от сильного толчка.
- Что я натворил и что я должен чувствовать? - Доктор несколько раз недоуменно моргнул, желая немного отдалиться от незнакомки, пока та его не решила пристукнуть. - Кто ты и что ты, тебе плохо? Я могу помочь...что? Не лить чай?

Тут его осенило! Он ринулся к женщине, мягко обхватил пальцами ее плечи, пытаясь заглянуть в глаза. Доктор поверить не мог, что перед ним сознание ТАРДИС, но он быстро смекнул, что такое переселенческое чудо произошло, если судить по ее словам, из-за случившихся аномалий. Теперь проблема из-за взрыва ростка казалась нереально страшной, от чего тошнотворный ком подкатил к горлу, когда Доктор вновь мельком прикинул, сколько придется сделать, чтобы мир не рухнул в одночасье.

- Дорогая моя! Милая!
Он еле устоял на ногах, когда Будку тряхануло. Сама Тардис зажала уши, она явно пыталась что-то сделать и догадки подтвердились, когда галлифреец бросил косой взгляд на панель управления. Он даже попытался переключить тумблеры, но управление вообще не поддавалось его командам.
- Куда ты нас несешь… почему ты кричишь об ошибке, что с тобой происходит! Что я должен сделать, что!
Зажав уже свои уши, Доктор присел под панелью и крепко прижался к стенке, пытаясь выдержать громкий, жутко невыносимый гул, который походил на завывание раненого существа. Практически так оно и было, потому что ТАРДИС прекрасно ощущала все пространственно-временные явления, а теперь, благодаря появившейся оболочке, она могла выражать свою боль довольно ярко и ощутимо.

Когда все стихло и прекратилось, таймлорд убрал руки от ушей, поднял голову и осмотрелся: все, на первый взгляд, казалось нормальным, пока он не посмотрел в сторону Дженни и не убедился в обратном - девочка казалась испуганной, ведь она никогда не путешествовала в ТАРДИС, а потом уставился на новый облик своего прекрасного корабля, из-за которого весь этот хаос и случился. Кинувшись к ней, он подвел Тардис к панели и указал на красный огонек.
- Это ты сделала специально или случайно, насколько твой новый корпус совместим с прошлым, как ты вообще пришла к тому, чтобы оказаться в...теле. А что за тело? - Доктор, скорее всего, говорил уже сам с собой, внимательно изучая данные на мониторе. Облизав пересохшие губы, он снова нервно пощелкал тумблеры.
- Мы не можем отсюда убраться, да? Тут аномальная зона зашкаливающая… очень серьезно, я бы сказал. Очень…

+3

9

- Я не уверена, что это хорошая идея. Я понимаю, что тебе нужно все узнать, но… но… - Дженни запнулась и глубоко вздохнула, набирая полные легкие воздуха, чтобы на одном дыхании выпалить то, что ее отцу должно было очень не понравиться. – Он пока не хочет тебя видеть. Я думаю, нам следует дать ему время, чтобы прийти в себя. Ведь это все так неожиданно и…
Она и дальше продолжила бы свои размышления, пытаясь убедить Доктора в том, что Нейтан не так уж виноват или хотя в том, что он и сам переживает из-за всей этой ситуации, но прямо перед ними появилась какая-то рыжеволосая женщина. Галлифрейка удивленно замолчала, пытаясь сообразить, что же такое происходит и о чем говорит незнакомка, выглядевшая очень чуднОй и даже немного странной.
- Кто это? Откуда она меня знает? – растерянно спросила девушка, переводя непонимающий взгляд с повелителя времени с на его новую спутницу. Дженни старалась не показывать своих эмоций, но ей было немного обидно, потому что ее отец нашел новую спутницу, с которой путешествовал в ТАРДИС, предпочтя ее своей собственной единственной, между прочим, дочери. Это было ужасно несправедливо, но девушка решила, что выскажет все когда-нибудь потом, в более подходящий момент, например, когда капсула перестанет издавать эти ужасные воющие звуки и рядом не будет посторонних существ, способных разнести сплетни о ссоре Доктора с его дочерью по всей Вселенной.
- Что происходит? – повысив голос, требовательно повторила Дженни, стараясь привлечь к себе внимание. – Папа! Кто это? Что за аномальная зона? Папа, это твоя новая жена? Почему ты называешь ее милой? Я ничего не понимаю!
Девушка нахмурилась и подошла ближе к панели управления.
- Откуда Вы меня знаете? Кто Вы? – решив, что ответы можно получить и от рыжеволосой незнакомки, напрямую обратилась к ней Дженни. – Как мы можем Вам помочь?
Несмотря на то, что она была искренне возмущена тем обстоятельством, что отец нашел себе новую сексапильную спутницу, девушка решила, что нужно помочь женщине. В конце концов, та страдала, и это была не ее вина, что Доктор вечно все утаивал от своих детей.
Да, про Нейтана они еще основательно поговорят

+3

10

Когда усиливающийся с каждым мгновением рев капсулы в одночасье стих, девушка не стала сразу опускать руки от висков. Пальцы ее мелко дрожали от импульсов, что старалось разогнать необъятное сознание по такому странному и…небольшому корпусу, позволяющему ТАРДИС сейчас спокойно перемещаться и находиться внутри себя самой, пускай и в прошлой своей версии. Это было иррационально, это было странно, это было, словно не с ней. Девушка вздрогнула, когда ощутила, что к ней подскочили снова и мягко, но настойчиво подвели к панели управления. Подрагивающие руки медленно опустились от головы, касаясь панели.
Ты не… ты не сможешь ничего сделать с этим сейчас, мой вор, — речевой модуль снова подвел Тардис, давая механический сбой и смешивая вполне мелодичный, пускай и приглушенный сейчас голос, с какими-то скрипучими частотами. Да как же до конца с этим допотопным корпусом свыкнуться!
Аномалия здесь на столько сильна, что, пока не начнется спад энергии, мы не сможем сдвинуться с места, — она потерянно смотрела перед собой, пока не почувствовала новое прикосновение. Немножко запоздало повернув голову, Тардис увидела стоящую рядом с собой Дженни. Она выглядела по-детски обиженной, а еще растерянной и напуганной, хотя держалась молодцом и старалась всего этого не показывать.
О, Дженни, дорогая, — на губах проявилась неожиданно теплая улыбка, а сама женщина вдруг коснулась девичьего лица пальцами, вглядываясь в знакомые черты. — Ты совсем взрослая была…будешь…есть, — она замолчала, задумалась, события в ее сознания играли наперегонки, путаясь и сбивая друг друга и саму Тардис. — Я была там, когда ты появилась в жизни Доктора. Пускай я была и не в таком виде.
Я.., — снова замявшись, подбирая слова, Тардис поджала губы. — Она…, — взглядом светлых глаз девушка обвела свод консольной. — Это я. Я - все то, что ты видишь вокруг. И чуть больше. И чуть меньше. Как же тут тесно, — несвязно отозвалась почти себе под нос рыжеволосая и коснулась свисающей перед лицом кудрявой пряди. Затем снова обернулась к Доктору, всматриваясь в его лицо немного потерянно и касаясь его рукава. — Ты здесь, мой вор. И я здесь… Но мы не можем покинуть это место. Я…я не хотела, чтоб мы оказались тут, но так получилось. Я чувствую себя во всех точках во времени и это ужасное и замечательное чувство. И всегда чувствовала. И буду. Мне нужно было найти тебя, чтоб ты исправил то, что творится со вселенной. Я не могла больше терпеть и ждать. Я нашла…тело. Тесное, — снова поджав губы, девушка окинула себя взглядом, на сколько могла, почему-то снова подступило какое-то смутное раздражение. — Чтоб ты услышал меня. Чтоб понял, что происходит.
Как же много мыслей и ощущений теснилось внутри. Все это давило и путало, нужно было собраться. Длинные пальцы снова коснулись приборной панели, ничего не нажимая, в этом не было необходимости. Но стало чуточку легче, когда удалось успокоить себя же в своей изначальной форме. Пропал такой невыносимый гул в ушах, который был одновременно и снаружи, и внутри.
Здесь умирают люди. Умрут. Умерли. Здесь кто-то есть. Он…они… идут. Прямо сейчас. Здесь есть что-то невозможное, — рыжеволосая вдруг соскользнула вниз, направляясь к двери.

+4

11

Сначала он задумчиво прикусил нижнюю губу, а потом медленно провел по ней языком, чувствуя, как на лбу выступают капельки пота. С одной стороны - недовольная дочь, которую можно было понять, с другой - ТАРДИС, у которой начались проблемы в виде нестабильности собственного состояния и эта аномальная штука за дверями, из-за которой они тут все очутились.
Потерев лицо ладонями, Доктор сначала обратился к Дженни:
- Это ТАРДИС, сознание моего корабля в телесной оболочке. Наши ТАРДИС можно назвать иной формой жизни и при этом нельзя, потому что они при этом и сложное устройство, про которое в двух словах не расскажешь. В общем, не бери в голову.

Сунув руки в карманы плаща, Доктор устало окинул взглядом комнату управления, подавляя желание запереться в одном из помещений, потому что он не мог видеть, как его ТАРДИС мучается, но при этом не мог оставить ее вот так и не улететь из непонятной временной дыры при этом.
- Детка, я не брошу нас. Помогу нам. Я рад, что ты теперь с нами, пускай и в таком примитивном воплощении как это, по твоим меркам, но, по моим, оно прекрасно и ты прекрасна. Не вини себя, дорогая. Мы все исправим.

Он хотел было взять Тардис за руку, прижаться лбом к ее лбу, чтобы попытаться прочесть сознание, может как-то поддержать и удержать хаос в ее голове, чтобы она хоть как-то привела мысли в подарок, но рыжеволосая красавица уже отдалилась от него к двери и ничего не оставалось, как последовать за ней.

- Дженни, идем. Только прошу, без воинских штучек. На всякий. Мы попали в такое время, где тебя на костре сожгут за любое странное действие. Черт, а Тардис еще и рыжая…Стойте, может вы переоденетесь, для начала?

Ждать положительного ответа Доктора не стал. Скрывшись в одной из комнат Будки, он вернулся с платьями на руках: одно было голубым и досталось дочери, а второе зеленым, его отдал Тардис.
- Натягивайте. - Сухо буркнул галлифреец, проверяя на месте ли психобумага. Конечно, вряд ли она может сработать на местном населении, если это была не средневековая элита. Очень сложно на что-то влиять, когда разум подвержен слепой вере и желанию копать навозные кучи с картошкой.

Оставив девушек переодеваться, Доктор вывалился на воздух и шумно втянул его ноздрями, тут же слегка морщась. В атмосфере и правда творилось что-то неладное, а еще никто не бежал на него с вилами, что было очень даже неплохо. Осталось найти деревню и выяснить у главного в ней, что происходит.

+2

12

ТАРДИС ее отца превратилась в очаровательную женщину. Кто вообще мог бы подумать, что она на такое способна? Дженни вот уж точно не догадалась бы, даже несмотря на вполне однозначные подсказки самой переродившейся ТАРДИС. Как-то не верилось, что космический корабль мог по одному только своему желанию принять облик сногсшибательной красотки, будто бы сошедшей с обложки модного глянцевого журнала.
- Значит, так? – недовольно сморщив нос, тихо переспросила Дженни, недоверчиво смотря на Доктора, ожидая что тот, вот-вот рассмеется, признавшись в том, что зачем-то глупо подшутил над ней. Не могло же его объяснение быть самой настоящей правдой? Зачем он тогда вечно подбирал с Земли каких-то людей и таскал их за собой, если с ним рядом постоянно находилась вполне человечная ТАРДИС? Если у него был такой верный друг, то для чего ему могли понадобиться другие, к тому же смертные и чрезвычайно хрупкие?
- Но почему… - начала было Дженни, но тут же резко осеклась, столкнувшись с деятельной оживленностью отца, уже замыслившего какой-то план по спасению всех и вся. И вот так получалось всегда: они куда-то бежали, спешили, а времени на вопросы и ответы совсем не оставалось! А потом он еще и упрекал ее в том, что она все делала так, как считала правильным, но это ее правильное оказывалось не соответствовавшим его правильному. Правильное неправильное, одним словом.
Девушка с любопытством посмотрела на ТАРДИС-женщину, решив, что при первой же возможности задаст все накопившиеся вопросы ей, а не своему суровому и неразговорчивому родителю.
- Как скажешь, никаких военных штучек! – послушно согласилась Дженни, едва заметно улыбнувшись краешком губ. Левую руку она положила грудь в знак того, что говорит правду, а правую незаметно убрала за спину, скрестив пальцы как символ того, что ее словам не стоит верить. – Но зачем платье? Еще и такое длинное! – скорчив недовольную гримасу, проворчала она. – В нем же очень неудобно бегать? Может, лучше воспользуемся фильтром восприятия?! А если мне понадобятся мои ноги…
Увы, ее доводы Доктор не дослушал, а потому Дженни пришлось переодеться, сменив такую удобную военную форму на отвратительное голубое платье. Нет, с эстетической точки зрения платье было очень даже красивым и ей шло, но вот для войны и боевых операций оно никак не подходило: в таком не подерешься, в таком не повоюешь.
- Мы готовы, - обреченно объявила девушка, выходя вместе с ТАРДИС к отцу. И чем ему только современные технологии не угодили!

Отредактировано Jenny (2021-06-06 21:31:32)

+3

13

Смысл сказанного долетал до нее, как сквозь толщу воды. Все фоново заглушал неясный звон, гул в ушах, который не прекратился даже тогда, когда сама тт-капсула успокоилась. Эти беспокойства продолжались внутри андроидного корпуса, пускай основной осадок уже успел опуститься, отпустить множество нейронных связей. Лин обернулась, слыша бормотание Доктора. Его все это радовало не больше, чем ее саму.
Как же странно было переодеваться во врученное ей темно-зеленое платье. Оно заставляло девушку думать о том, что корпус еще более компактный и тесный. Это нервировало. Отличным решением оказалась найденная накидка, самая простая, хоть отчасти сочетающаяся с платьем. Капюшон должен был скрыть такие приметные огненно-рыжие волосы, которые в дремучем средневековье означали бы почти моментальное вручение билета в один конец. Возможно, даже дали бы иллюзию выбора - на костер или в воду. Всплывет - ведьма, не всплывет - бог принял невинную душу этой девы. Тардис качнула головой, выкидывая эту информацию, что услужливо подкидывало и ее сознание, и внутренняя база данных новообращенного корпуса. Как странно это все было, будто два существа в одном теле, но это было не так.
Девушки вышли наружу и тонкие пальцы мягко коснулись напряженной руки стоящего к ним спиной Доктора. Она была не уверена, услышал ли он комментарий дочери. Но уже одно ее касание молча отправляло вопрос ее вору «Ты в порядке?»
— Мы готовы, слышал? Нам нужно понять, что тут происходит…произойдет. — Она чуть нахмурилась, поглядывая из-под капюшона на окружающих их мир. Рядом в стадии смирения с происходящим была Дженни, ее явно переполняли смешанные чувства. Интересно, тот жест с пальцами за спиной аукнется им чем-то? Губы тронула улыбка, взгляд скользнул дальше. Вперед вела неровная дорога, испещренная краторами и следами от повозки, продавленными в земле после явно дождливых деньков. Сейчас это все засохло и являлось бы кошмаром для какого-нибудь автомобилиста из времени, откуда они только прибыли. Тардис приподняла руку и указала чуть в сторону, на заворот за холмом.
— Прямо за этим поворотом будет поселение. Хорошо, что мы не оказались посреди поля или дремучего леса, добираться было бы сложнее, — себе под нос отозвалась рыжеволосая, пока даже более связно, чем было до. Мысли потихоньку упорядочивались и прекращали оглушающе шуметь внутри механической черепной коробки.
Взгляд скользнул по участникам этого вынужденного приключения. Девушка очень хотела верить в то, что это никого не погубит и ничего не испортит больше, чем оно уже было сейчас. Она уже знала, что что-то здесь заберет очень много жизней. Вопрос оставался лишь в том, а что именно. Поэтому они двинулись вперед, навстречу этой темной тайне.

+3

14

От чужого прикосновения плечи Доктора вздрогнули; развернувшись лицом к девушкам, он окинул их изучающим взглядом и улыбнулся, нащупывая в кармане плаща психобумагу.
- Вам очень идут эти наряды. Фильтр мы не используем для того, чтобы потом с ним не заиметь проблем. Вещь, как по мне, не слишком надежная и действует не так долго, если ее повредить. Драться будем только в крайнем случае, я за мирные решения проблем.

Напряжение не проходило, а странный запах в атмосфере давил своим присутствием все больше на лобные доли мозга, от чего глаза невольно хотелось закрыть. Здесь кто-то надругался над временной линией, сломал ее об колено и бросил гнить, вот что напоминал запах Доктору - смерть. Устало потерев лицо ладонями, он послушно зашагал за ТАРДИС и дочерью в сторону поселения, чувствуя, как кеды увязают в грязи после обильного дождя.
- Нам нужно попасть на аудиенцию к местному феодалу или королю. Выяснить, как обстоят дела. Я представлюсь рыцарем, а ТАРДИС будет моей женой, Дженни - ты дочь. Странная история, но пойдет. Мы решили, эээ, отправиться в путешествие и, якобы слышали, что тут что-то происходит. Поэтому мы тут. Пришли издалека.

До поселения было рукой подать, но шли немного дольше предполагаемого из-за размытой дороги, а налипшая грязь и небольшая усталость отлично подходили для средневековья. Оказавшись в поселении, Доктор незаметно выкрал с прилавка на рыночной площади шляпу с перьями и нацепил ее на себя, а меч с поясом снял с седла привязанной к стойлу лошади - для большей антуражности и правдоподобности.
- Так сойдет. Не люблю, когда тело обвешенно железом, напоминает киберлюдей и вот точно сковывает движения. Потом верну все владельцам...не смотрите так на меня!
Прижав указательный палец к губам, он посмотрел на девушек и приподнял брови, мол, ничего такого ужасного во временном заимствовании вещей нет.

Пока Доктор выдерживал на себе легкие осуждающие взгляды, к лобному месту на площади начал стекаться народ, а на постамент, где казнили людей и оповещали важные новости, вышел королевский глашатай с пергаментом в руках. Зазвучала труба, а следом громкая и четкая речь:
- Внимание! Указ короля! Тому, кто сможет победить дракона и вернуть обратно его королеву из плена опасного чудовища причитается земля, титул и богатства! Наш правитель не пожалеет ни одной золотой монеты ради спасения любимого народа! Желающие сразиться с драконом должны собраться сегодня у королевского замка с закатом солнца!

+2

15

Идея притворяться дочерью Доктора в его новой ипостаси одновременно и понравилась, и разочаровала Дженни: играть роль самой себя было чрезвычайно просто, но еще немного неуютно, словно бы она изображала из себя ту, кем не являлась на самом деле. Будь у нее сейчас немного больше времени, девушка обязательно бы поразмышляла над завладевшими ее душой странными чувствами и эмоциями, но, увы, из-за необходимости спасать прошлое от непонятно кого или чего, она была вынуждена отложить все это на неопределенное потом, как и множество других событий и вещей, чье осмысление постоянно забрасывалось в долгий ящик, открыть который, вероятно, ей не было суждено никогда.
- Я не имею ни малейшего представления о том, как должна себя держать средневековая земная женщина! – на всякий случай предупредила Дженни, чтобы ни у кого из присутствовавших потом не было возможности упрекнуть ее в каком-то не таком поведении. Признаться, даже в относительно современном мире все вокруг с завидной периодичностью обвиняли ее в неправильных реакциях и поступках. В далеком прошлом планеты ситуация могла еще более усугубиться.
Обреченно вздохнув, галлифрейка решила побольше молчать и внимательно наблюдать за поведением местных жителей, чтобы не допустить какой-нибудь досадной ошибки. Украдкой поглядывая по сторонам, но надолго не задерживая ни на ком взгляда, чтобы не привлечь к их троице ненужного внимания, девушка послушно следовала за отцом и ТАРДИС, которые выглядели вполне уверенными и, казалось, не ощущали никакого дискомфорта от сложившейся нелепой ситуации. Дженни же ощущала себя неуклюжим слоном, которому завязали глаза и шутки ради засунули в посудную лавку, полную хрупких фарфоровых сервизов. Особенно досаждало ей длинное платье, на подол которого она то и дело наступала, что рано или поздно грозило обернуться падением.
То, что Доктор позаимствовал какие-то предметы у обывателей, галлифрейку ни капли не возмутило, поскольку она считала это вполне естественным: должны же были земляне хоть как-то помочь в спасении своей собственной планеты. Она и сама не раз поступала подобным образом, руководствуясь той же самой логикой.
- А я и не смотрю. Я слежу, чтобы тебя не… - завершить она не успела, потому что ее голос заглушил громкий крик королевского глашатая, вещавшего о похищенной женщине, драконе и вознаграждении, которое заинтересовало многих вокруг, но только не Дженни, обескураженную новостью о том, что на Земле когда-то давно действительно существовали огнедышащие ящерицы.
- Я спасу! – втянув в легкие воздух, что было мочи выкрикнула она, каким-то чудом умудрившись перекрыть шум толпы. – То есть... мой отец желает ее спасти! – тут же поправилась галлифрейка, заметив скептические взгляды стоявших рядом мужчин и сообразив, что ведет себя как-то не так.
Ох уж этот отсталый век с его ограниченными представлениями о способностях женщин!

Отредактировано Jenny (2021-08-29 22:50:46)

+2

16

Город встретил троицу оживлением и живым интересом. На небольшой рыночной площади, разбившейся аккурат у постоялого двора, царил гомон и вечерняя суета. Люди уже успели окончить тяжёлый трудовой день и заканчивали свои дела, пока сумерки не сделали свое дело, разгоняя уставший от работы и постоянных смут народец по домам, до полуночи, когда они успеют набраться сил первым сном.
Они походили на путешественников и как всякие чужаки были быстро замечены местными. Рядом уже сновали и присматривались любопытные чумазые мальчишки; пропойца косил на них мутным глазом с лавки неподалеку.   А для Тардис все знакомое и чужое одновременно, из когда-то давно, разлившееся во обе стороны течения времени. Осталось только привыкнуть к своей новой оболочке и непривычном углу восприятия, пока же она просто смотрит, пряча улыбку очередной выходке Доктора за краями капюшона. Нужно было помнить где они и для чего, стать органичной частью мира и исправить ошибку, пульсирующую в этом временном отрезке рваной раной на пространстве. Кто? Для чего? Почему все такое странное, ведь она уже видела эту жизнь в собственном здесь и сейчас?
Вопросы на которые нет ответа, но они и нужны.

С объявлением глашатая толпа оживилась ещё больше. Кто-то заволновался: подумайте только - дракон, может быть пора собирать нехитрые пожитки и спасаться, а вдруг он влетит в город? Тогда не спастись никому, деревянные постройки вспыхнут как хорошо просмаленный факел. Но может быть найдется герой, который сможет всех спасти?

А потом говорит Джени и толпа разражается хохотом:

- Девке, да спасать, вот умора...
- Научите ее не лезть вперёд мужчины, а то давно мужних оплеух не получала.
- А что, Джони, я говорил, что даже бабы храбрее тебя будут, - кто-то в толпе гогочет особенно громко, хлопнув незадачливого, тут же побагровевшего приятеля по спине.

Словом, простой люд веселился с новой потехи, а путешественники окончательно привлекли всеобщее внимание.
Вперёд выступил мужчина, на голову возвышающийся над толпой, чуть ли не утиравший слезы от смеха. От людей, по большей части одетых в простые одежки, выделялся и чешуйчатым доспехом, отличающим в нем рыцаря или стражника, очевидно остановившегося на постоялом дворе, промочить горло с дороги.
- Кто вы и откуда, неужто и правда ты готов сразить дракона? - Уточнение было обращено к Доктору. Очевидно эта затея вызывала у него только скепсис, но Тардис беспокоило другое.

Вряд ли оседланый конь с притороченным мечом принадлежит ремеслинику, а значит им нужно было поскорее убраться отсюда, если только у Доктора не припасен план.
В случае чего, бежать им было куда. Пусть город и был достаточно небольшим, но в нем хватало запутанных улочек, а в лесах должны быть пещеры, главное скрыться от чужих глаз... Или это не здесь? Будка не помнила, но ей никогда и не требовалось задаваться такими вопросами. Она ощущала себя одновременно потерянной и заинтересованной всем вокруг, почти как ребенок, который столько раз слышал про таинственное сказанное место, и вот оказался в нем, ещё не понимая - опасность может быть настоящей.

- Его убью я, а из головы сделаю пугало, ворон гонять! Ну, что скажешь, или за тебя будет говорить дева? - Заявление было поддержано новым приступом смеха толпы, хотя нашлись и такие, кто выкрикивали одобрительные реплики в сторону троицы и Джени, не побоявшейся громкого заявления.

- За эль заплати сперва, вояка! - К разворачивающимся представлению добавился ещё один голос, низкий, грудной, принадлежащей дородной женщине, показавшейся в воротах постоялого двора. Она подбоченилась, перекинув через плечо засаленный отрез ткани, которым, вероятно, наводила порядок и могла огреть особенно обнаглевшего гостя.  - А потом подвиги делай, а то, ишь, разошелся.

Судя по смеху вокруг - воин, все же, был не приезжий, появлялся тут часто, успел примелькаться и заиметь определенную репутацию.
- А ты девка не дури, пусть, вон, сами разбираются. Вы заходите, чай устали с дороги, расскажете откуда и какие вести с собой принесли, а потом можете и к Барону на поклон идти, к нему ж наверное явились? - Женщина переключилась на новые лица, пока внявший требованию мужчина пошел к привязанному тут же коню, то ли за кошелем, то ли ещё за какой надобностью.

Отойти им, правда, не довелось. Раздался яростный вопль, так что Тардис от испуга вцепилась в Джени и Доктора одновременно, желая унести их всех отсюда подальше, но не имея такой возможности, а воин уставился на Доктора, потрясая кулаками.

- Да ты вор! Это мой меч, я его всегда узнаю, ну сейчас я... - Задохнувшись от гнева, он двинулся на Доктора, явно желая вытрясти из него всю душу, не дожидаясь суда за кражу, учинив самосуд.
Конечно же, конь, от седла которого Доктор отцепил меч, принадлежал ему. Иначе и быть просто не могло, ведь сталь - дорогое удовольствие и не всякий может себе позволить доброе оружие. И, конечно, он не оставил бы его без присмотра на долго и не ушел далеко. - такие растраты были бы непозволительным в суровое время раннего средневековья.
Нужно было что-то делать, но вместо этого Тардис застыла, крепко держась за обоих спутников. Да, Доктор вор - слово отзывалось в ней приятными чувствами, но этот человек явно не испытывал ничего хорошего и имел далеко не самые добрые намерения.

[icon]https://i.imgur.com/TcnUD0Y.jpg[/icon][nick]TARDIS[/nick]

+3


Вы здесь » Doctor Who, or There and Back Again » Квесты » Death's Door [10/08/2019]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно